Московская область
р. п. Томилино,
ул. Гончарова, 4.
8:30-17:00 Пн-Пт
Тел: (495) 557 08 99;
+7 916 313 42 29
Тел: (495) 557 14 99
5570899@mail.ru

Гирудотерапия в средневековье и в новое время

В средневековой арабской медицине медицинская пиявка, наряду с кровопусканием и кровососными банками, использовалась при многочисленных кожных заболеваниях и меланхолических состояниях. А вот в знаменитой салернской врачебной школе медицинская пиявка находила многостороннее применение для удаления излишних телесных соков. Из Италии салернская практика распространилась на всю Европу.

В позднем галенизме средневековья медицинская пиявка применялась преимущественно для т. н. деривации и удаления вредных соков из самой заболевшей части тела. Благодаря такому удалению пиявка должна была способствовать внутреннему сварению (сварение— полное преобразование некой субстанции в организме с помощью собственной теплоты органа) оставшейся болезненной материи и, в конце концов, поддерживать тем самым исцеляющую природу. Простое удаление системного действия было показано при общем переполнении, т.е. при лихорадке, и могло заменить кровопускание. Наиболее значительным представителем позднего галенизма в гирудотерапии был Авраам Закуто (1575-1642), расширивший спектр показаний и заложивший своим собранием случаев из врачебной практики фундамент для многих врачей последующих времен.

В XVII веке у галенистской гуморальной медицины появилась конкуренция в лице новых течений в медицине, приходивших от различных теоретических представлений к иным оценкам выводящих методов. Так, среди ятрохимиков наблюдалась тенденция к отказу от отбора крови. Каждый отбор крови, говорили они, может сократить жизнь, а кровь, согласно Священному Писанию, есть вместилище души и жизненной силы. Исходя из мнения, что болезнь возникает от того, что на архей — действующее начало организма, посредника с душой — накладывает свой отпечаток ideo morbos, то, дескать, эту причинную болезненную идею все равно нельзя устранить отбором крови. Однако, несмотря на это, большинство ятрохимиков продолжали практиковать выводящие методы с умеренными ограничениями. Ятрофизики тоже по-разному представляли гирудотерапию. Они находились под впечатлением недавно открытого кровообращения, отказаться от медицинских пиявок на практике было нельзя. Отныне воздействие отборов крови объяснялось механистически: изменениями давления, сопротивления и скорости кровотока при кровопускании и временным перераспределением крови в организме, воздействием на сосуды, сердце и состав крови.

В XVIII веке господствовал синтез ятромеханики и галенизма. Согласно ему кровь состояла из неустойчивой смеси различных субстанций и потому была склонна к порче. Важным было, прежде всего, постоянное движение крови, чтобы она не загустевала. Полнокровие опять-таки рассматривалось как важнейшая причина болезни. Она возникала вследствие нарушения баланса между притоком пищи и расходом крови. Восстановлению этого баланса служили голодание и физический труд, однако этого-то на практике редко удавалось добиться. Так и оставалась имитация спонтанных кровотечений, к которым природа сама по себе стремится как к подсобному средству, являвшемуся первым средством для исцеления. Но, как говорилось, гирудотерапия не допускала сильного ослабления организма, которое могло возникнуть при кровопускании и постановке кровососных банок. У людей с так называемым сангвиническим темпераментом (полнокровием) и расплывшейся, мясистой фигурой крови при кровопускании выходит слишком мало, потому что большая ее часть застаивается в области капилляров. Если же полнокровие, как у холериков, сосредотачивалось в крупных сосудах, кровоотсосные банки считались недостаточными, а применение медицинских пиявок — более эффективным средством. Особая польза гирудотерапии состояла еще и в том, что пиявок можно поставить в места, не доступные для банок, как, например, на лобную вену, глоточную вену, сосуды за ушами, сонные артерии или геморроидальные вены. При опухолях, спазмах и болях в подчревной области и, в особенности, при ревматизме, артрите, ишиасе, нефрите, подагре и спазмах сосудов пиявки считались единственно пригодным и надежным средством лечения.

Знаменитый ятромеханик Ф. Хоффманн (1660-1742) использовал пиявок при множестве болезненных явлений, равно как и для их профилактики. Представление о полнокровии как важнейшей причине болезней с загустеванием крови и, как следствие, порчей жизненных соков, а также различными видами застоя в органах, позволяло считать пиявок эффективными и применять их для лечения острых психических заболеваний, меланхолии, спазмов, плеврита, астмы или же кожных болезней.

Итак, в начале XIX в. гирудотерапия обрела превалирующее значение в медицине. В Англию из-за большого спроса, начиная с 1810 г., пиявок пришлось импортировать. Так, распространение гирудотерапии натолкнулось на экономические проблемы. Во Франции, где они пока еще чаще встречались в природе, начался пиявочный бум, вскоре охвативший всю Европу. Почти при всяком лечении пиявок стали предпочитать кровопусканию. Постановка пиявок стала самостоятельной профессией. «Во главе этого движения стоял Ф.Ж.В. Бруссэ (1772-1832) со своим новым проектом «физиологической медицины». Почти все болезненные явления Бруссэ сводил к воспалениям, признавая особую роль за изменениями в капиллярной системе тканей» [4]. Поскольку местонахождение воспалений следует искать главным образом в капиллярной части, а пиявки отбирают кровь преимущественно из капилляров, их применение стало терапевтически универсальным, но особенно при заболеваниях брюшном полости. Бруссэ скомбинировал старинные фундаментальные воззрения с более новыми тогда теориями раздражения и возбуждения. позаимствованными у Брауна (1735-1788). Все болезни рассматривались1 как избыток или недостаток раздражения и возбуждения. как стения и астения. Отбирать кровь следовало тогда, когда сильно увеличивалась жизненная энергия или было употреблено много кровотворящей пищи. Избыток крови означал чрезмерную силу или раздражимость, выражавшиеся в жаре, воспалениях, приливе крови, спазмах и болях. Излишек крови мог опосредованно вызвать и слабость, препятствуя движениям, в частности, при апоплексии, астме, психических болезнях. Таким образом, показаниями к применению пиявок можно было считать практически все болезни.

Безудержное применение медицинских пиявок в эру Бруссэ скоро зашло так далеко, что критически настроенные современники называли его «вампиризмом».

За одно лечение ставилось до 100 пиявок. Ежегодно, в особенности во Франции, Англии и Германии, их расходовалось несколько миллионов. Внешним проявлением этого «бруссэсизма», как иногда и называли гирудотерапию, стали платья «a la Broussais» из материала с рисунком, напоминающим рисунок на теле пиявки, в которых дамы стали появляться в свет. Вскоре французские запасы медицинских пиявок иссякли, тем более что жизненное их пространство все более сужалось из-за сельского хозяйства и индустриализации. Пиявок приходилось все больше импортировать. К 1828г. Они стали важнейшим медицинским товаром с примерным расходом в 100 миллионов штук в год в одной только Франции. Цены на пиявок возросли в несколько раз. По этой причине стали настаивать на повторном применении уже использованных пиявок и предпринимать попытки разводить их в питомниках при больницах. Разведение получило государственную поддержку, особенно военное руководство было озабочено возможным дефицитом пиявок для обработки ран.

Э. Витке-Михальсен
Copyright © 2005 - 2019   Гирудомед
Московская обл., Люберецкий р-н, пос. Томилино, ул. Гончарова, д. 4
8 (495) 557 08 99; +7 916 313 42 29
8:30 - 17:00    Пн - Пт